Лето!

Jun. 5th, 2016 12:45 am
istarni: (nerdanel)
Лето! Ура! Жара! Ужас! Велосипед! Ура!
...В общем, давно хотела показать пару фотографий любимых мест. Сначала - Дунай-остров, длиннейший, вытянувшийся на двадцать километров укрепленный искуственный остров, который насыпали, чтобы разделить буйный Дунай на рукава и таким образом уберечь (до того регулярно затопляемый) город Вену от наводнений. Сначала по этой полоске земли хотели провести шоссе - а что, удобно, через весь город же идет!; потом думали перевезти туда фабрики и устроить компактный промышленный район...потом подумали, что населению нужно где отдыхать, гулять и купаться - и на новом острове насадили лес и устроили дорожек. Сейчас там тишина и дикий лес...и очень хорошо.

Donauinsel-7785
еще полей, лесов и велосипеда )

И маки цветут уже на пшеничном поле. Это - Camptal, долина реки (по нашим меркам - ручейка) Camp в окрестностях города. Этих красных маков много на обочинах дорог, но чтобы так кучно - это я в первый раз видела; не поленился же кто-то среди зелен пшеницы сыпануть и маковых.

Camptal-7671
еще много маков )
istarni: (nerdanel)
После трех лет житья в Вене записалась я тут в университетскую библиотеку. Потому что съездила в марте на ролевую игру в Москве (...не спрашивайте меня как. Я просто очень, очень хорошо съездила на ролевую игру...).
Подхожу к стойке, за которой сидит молодой кудрявый парень.
- Добрый день, я хотела бы оформить пропуск в библиотеку на месяц - который для посторонних, за пять евро.
- Может быть, у тебя есть студенческий билет венского университета? Тогда тебе положен бесплатный пропуск, и на год!
-Нет, говорю, нету у меня студенческого, я вообще не в Вене училась.
-А, ты другом вузе учишься? - ну ничего, тогда тоже положен бесплатный пропуск!
-Нет, говорю, я уже отучилась.
Он раздумывает.
-Может быть, у тебя все-таки есть какой-нибудь еще документ, по которому полагается бесплатный пропуск - вот, скажем, аспиранты, научные сотрудники - ?
-Нет, говорю, увы - нет у меня документа, вот мои пять евро, что еще нужно?
Парень задумывается еще раз. Ему явно очень хочется выдать мне бесплатный пропуск, но у него нет ни одного, вот ни одного основания это сделать. Потому что у меня аусвайса нет.
Потом решительно придвигается к своему компу и начинает что-то печатать.
- Знаешь что, вот тебе бесплатный пропуск. На год. Типа я видел твой аусвайс. Вдруг тебе еще что в библиотеке пригодится...
Благодарю его и, пока пакую свой новополученный пропуск, слышу разговор со следующей в очереди девушкой.
- Здравствуйте, у меня тут книжки просрочены - принесла их сдать, и вот заплатить восемьдесят евро....
(Ничего себе, думаю, просрочила!)
- Может, ты болела?
- Нет, я не болела - я уезжала и продолбала просто, вот деньги -
- Нет, если бы ты болела и у тебя была бы справка от врача, то тебе бы не пришлось платить этих денег -
Я ушла и не дослушала, чем кончился разговор. Но он явно изо всех сил не хотел зарабатывать деньги для родной библиотеки:)
(А пропуск на год мне действительно пригодится. Потому что после оформления пропуска на месяц я заболела на две недели и воспользоваться им бы не очень успела....)
istarni: (nerdanel)
Вот вернулась я из отпуска, вышла невыспатая на (любимую) работу и получила там классичнейшую Тоску После Отпуска. Ну и - испытанное средство - в обеденный перерыв пошла знакомым маршрутом в готическую церковку Марии-на-Берегу, в двух шагах от работы, молиццо. А так как своего молитвенника у меня с собой не было, а наизусть я помню мало что, да и то с ошибками, то взяла я с дубовой скамьи католический молитивенник, и открыла его незнамо где, и совершенно случайно обрела прекрасное  - одну из общих молитв о мире, и так она оказалась ко времени, что я утащила книжку (завтра верну) и вот набрала и перевела текст.

Женского рода в немецком оригинале, разумеется, нет - грамматическая конструкция не требует - но т.к. повторяю *я* от своего лица, то он уж явно логичнее, чем мужской.

интересно будет, скорее всего, только друзьям-христианам )
istarni: (nerdanel)

Лето это, лето 15 года, очень жаркое, очень…летнее. До этого как-то выходило, что я работала, училась, училась еще, то диплом, то права, а сейчас ВНЕЗАПНО появилось свободное время, и я ВНЕЗАПНО после двух лет жизни в городе Вене открываю места, в которых до того ни разу не была.

Хочу показать одно - Alte Donau, старый Дунай - один из рукавов Большого Дуная, который в черте города во избежание наводнений разделен на три больших рукава и еще множество маленьких. Это такое…купальное место, очень тихое, очень спокойное, большая тихая река, куда приходит народ, бросает вещи просто так, идет плавать рядом с тихими лодками и лебедями; за деревьями - небоскребы, городок ООН, станция метро над водой здесь - вода, плеск, лебеди, дачное раздолбайство. В тридцать восемь градусов после работы самое оно:)


Други, если кто доедет до города Вены (а вдруг, а вдруг будет мне такое счастье?!) - пойдем туда гулять.
IMG_7826.jpg

IMG_8136.jpg

Read more... )
istarni: (nerdanel)
В последнее время я как-то очень много видела Вены ночью и не видела ее днем.
От моего нового места обитания в центр - почти до работы - ходит прямой трамвай; с работы я выхожу поздно, и пока ждешь трамвая - можно пройти дальше, от главной биржи, скажем, к ратуше и дальше по бульварному кольцу, до следующей остановки, и еще до следующей, пока трамвай наконец не догонит. В Вене очень пафосное бульварное кольцо, все главные здания города (кроме Стефанова собора) нанизаны на него, по кольцу возят туристов ну и - вот я хожу.
Моя любимая церковь Марии-у-Городка подсвечена так, что кажется - узорный готический шпиль светится изнутри, ратуша похожа на сказочный замок с привкусом Диснея, национальный театр и парламент белеют в ночи как тортики, только театр - пышный, с глазурью и розочками, а парламент - больше бисквит. Подъезжает трамвай, уже из окон можно увидеть оперу, еще пару площадей поменьше, памятник русском солдату-освободителю Европы, начало парка Бельведер, потом идут и продолжаются скучные кварталы, дальше и дальше от центра. Выхожу, на перекрестке моя пролетарская крепость, над дорогой возвышается телебашня, подсвеченная еще и зеленым - как будто четыре зелененьких кругленьких летающих тарелки хотят сесть друг на друга на одно и то же место космопорта.
Темный город, с желтыми и белыми пятнами подсветки, блестящей от дождя мостовой, сыростью и запахом мокрых листьев. У меня еще и не осталось для этой погоды ни одной пары обуви без каблуков. Я, собственно, их ношу редко, поэтому вся обувь без каблуков уже закончилась от употребления, а каблуки вот остались. Странно на них прыгать под дождем.

Это все очень красиво, мне на фоне очень грустно. Работа допоздна, прекрасные и любимые мои люди уходят в свои жизни, в свои дела, а я ни дружбы, ни любви удержать не могу - сама, полагаю, виновата, не пишу, не отвечаю, забываю - устала. Но. Но.
Вот есть веселая песенка, почти антидепрессант, "Мы едем-едем-едем в далекие края". Ну, почти. Из оперы Россини "Путешествие в Реймс", спасибо [livejournal.com profile] arashi_opera. Там даже есть моя оперная любовь, и даже не в виде аццкого Скарпия.


istarni: (nerdanel)
Первый раз в жизни я, неожиданно для себя, оказалась в доме-с-историей. Очень странно жить в доме-с-историей. Мне, собственно говоря, нужно было срочно переезжать из райского уголка, который я полтора года делила с одной чрезвычайно милой девой, живя на птичьих правах и без всяких забот...до поры до времени,  тех пор, пока обстоятельства не изменились внезапно, и по возвращении из отпуска я узнала, что пора бы отсюда.

А сейчас я оказалась в доме-с-историей и с собственным названием: дом поэта Вильдганса, пролетарская крепость, построенная на месте срытых крепостных стен. Это такая монументальная многоэтажка тридцатых годов, микрорайон-в-себе. Последний из законченных жилых домов "Красной Вены" (про которую я писала вот здесь), потом - одна из отчаявшихся, скоро павших баррикад во время стрельбы 1934 года, когда уже пришедшие к власти австрофашисты быстро приканчивали политических противников, прежде всего - социал-демократов.
Так вот, в этом самом доме Вильдганса жители устроили баррикады и отстреливались - подозреваю, они забаррикадировали широкий зеленый вход во двор и уж точно перекрыли подворотню, через которую я каждое утро пробегаю на работу. Это длилось недолго, на третий день волнений по широкой улице Ландштрассе (моя утренняя дорога до работы, трамвай в центр, а там пересадка)...ну так вот, подошли пулеметчики, подогнали артиллерию - а дом стоит на углу широких улиц, его очень удобно обстреливать, восставшие сдались, многие приземлились потом в концлагерях, вот и все, совершенно незначительная в глобальном смысле история.

А дом, между прочим, стоит, и в нем до сих пор живет целый микрорайон. Не знаю, почему мне так важны кажутся такие вот незаметные якорьки, соединяющие нас с прошлым; притом историю-то я узнала совершенно случайно.

Кто и как рассказал )
istarni: (nerdanel)
От фирмы оказалась я давеча на одной венской вечерушке не самого последнего разряда - вручалась энная дизайнерская премия, посвященная такой-то непонятной, остроактуальной и общественно важной теме, было все как положено: арендованный дворец, вход по приглашениям, еда в мааааленьких фуршетных стаканчиках, креативная тусовка, там и сям мелькавшие акулы капитализма, дикий зеленый свет на старинных белых стенах...и на этом цвета заканчивались.
Мужчины были в костюмном черном и белом, дамы - в черном и сером с примесью белого; мелькнуло красное платье, зеленый пиджак, розовый тонкий поясок, казавшееся предельно неуместным чье-то декольте в шелковых цветах, мелькнули и пропали, а так - черные и серые платья с закрытыми плечами, закрытой грудью, не выше колена, максимум блеска - украшения на ухоженных руках и лаковые туфли.
Ну ладно, это была полуделовая вечерушка, не пафосный Оперный Бал; впрочем, при наших вылазках в оперу мама, озирая партер с высоты галерки, недовольно отмечала: "это не опера, а похороны" - пафосный партер раз за разом был в черном и белом, и дамы почти все в черных платьях, пусть и с открытыми плечами и с блеском украшений. Черное, серое, белое - мне сразу пришли в голову голландцы, швейцарцы, англикане с их протестантизмом, капитализмом и законами против роскоши; хочешь не хочешь, а выделываться получалось только точностью часов и безупречным кружевом поверх черного, без украшений, камзола...
Законы против роскоши давно не действуют, а черный-праздничный остался.

И могу вам сказать, что международно-европейская креативная тусовка и процветающие акулы капитализма в праздничной атмосфере выглядят в большинстве своем примерно так:




Цветовая гамма совпадает точно:)
istarni: (nerdanel)
...И вот сидишь ты вечером на работе в компании недоделанных дел, монитора и головной боли, и звонит в дверь бывшая наша практикантка Паскаль, которую занесло в Вену, и собралась она к нам зайти - мы собирались сегодня отмечать мой день рожденья, д.р. Кристофа да и ее собственный, случившийся как раз сегодня. А Кристоф заболел, все ушли, а у нее нет австрийской симки, никто не сказал, что вечеринка отменяется.
...И вот так выходит, что мы идем с ней праздновать ее день рожденья, сначала падаем в киношку, потом я предлагаю найти когда-то найденный кабак, такой, такой, маленький подвальчик на какой-то площади на одной из эн улиц в старом городе между бульварами и Стефановым собором, скоро становится ясно, что это дело глухое - мало ли в Бразилии Педров, а в Вене кабаков? - и вот мы случайно сворачиваем на какую-то улицу,
и случайно заходим в какой-то винный погребок, не тот, но похожий,
и случайно туда же валится шумная компания, желающая отметить чей-то день рожденья,
и они поют "хэппи бездей" непривычно сильными голосами,
а потом из-за стола поднимается парень, идет к пианино в углу, играет, встает рядом с бокалом вина и улыбкой беленькая девушка в черном платье, запевает вот это - знаменитую венскую опереточную песенку "Meine Lippen, sie küssen so heiß"; встает другая девочка, дуэтом звучит Besa me mucho, и - оперными голосами на два голоса - We will live forever, потом...
аккорды звучат как-то знакомо-трагично, девушка поет жалобную Vissi'd'arte из "Тоски" (та самая опера, которой я "болею" последний месяц); потом арии льются одна за одной, в том числе это и вот это и еще много чего мной неопознанного; и все их слушают, включая парней-кельнеров, трех подружек-младших менеджеров и костюмного старичка в углу, протирающего глаза платочком от этого разгула венской музыки.
Певицы и пианист садятся обратно к компании отдохнуть; в подвальчик бочком спускаются трое (очень молодых и милых) парней-полицейских, снимают фуражки, идут к кельнеру, долго ему что-то втолковывают, надевают фуражки, уходят.
- Вас хоть не оштрафовали за ночной шум? - спрашиваем.
-Нет, - парень-кельнер, тоже молодой и чернокудрый, по виду итальянец, разводит руками. - Им вообще-то вовсе не хотелось сюда идти. Но раз уж вызвали...хотя, я скажу, даже опера бывает до одиннадцати, а у нас еще одиннадцати нет! Но если бы был штраф - картинно прижимает руки в груди - я бы по-братски поделился с ним с гостями. Все-таки мы не эгоисты, нужно делиться с ближним своим! -
Прислушался - за соседним столиком между звоном бокалов и разговорами уже гуляет новое, неопознанное пока ла-ла - откланялся, кинулся туда, пошептал что-то темненькой девочке-запевале, привычным жестом закрыл все окна погребка, махнул рукой, как дирижер палочкой - можно.
Ла ла ла ла ла-ла (девочки-певицы), ла ла ла ла-ла (кудрявая девочка с айфоном, успевающая и снимать, и подпевать), "...как ветер майский к перемене" (кудрявый пианист), за столом переливается, крепнет песенка Герцога из "Риголетто". 
istarni: (nerdanel)

В феврале 1934 года в Австрии вспыхнуло вооруженное восстание - и было подавлено через три дня.

Если судить по меркам нашей Гражданской с ее плохо исчислимой армией мертвецов, то это, скажем, мелочь: 11-14 февраля 1934 года, три дня боев плохо организованного, отчаянного (и скоро отчаявшегося) восстания уже зажатых в угол людей, 1600 погибших с обоих сторон.

Малый эпизод этого провалившегося выступления - стрельба в венских рабочих предместьях. 12 февраля жители рабочего квартала Карл-Маркс-Хоф баррикадируются против войск правительства, 13 февраля в дело вступает артиллерия, 14 февраля восставшие рабочие складывают оружие. Все.

Зачем я пишу об этом не самом большом эпизоде австрийской истории? Я и сама-то об этом узнала недавно, и, узнав, не могла не поделиться историей о бесславном конце не самого плохого времени, об отказе от сопротивления и разумных компромиссах - из тех тысяч и тысяч разумных компромиссов, после которых меньше чем через десять лет началась Вторая Мировая война.

Отмотаем немного назад.

о красной Вене, сознательных рабочих и бесславном конце социалистического города )

Profile

istarni: (Default)
istarni

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios