istarni: (nerdanel)
Дивнейшая история о том, как ЦРУ длинными скользскими лапсами подкидывала невинным советским гражданам подпольно изданного "Доктора Живаго".

http://www.washingtonpost.com/world/national-security/during-cold-war-cia-used-doctor-zhivago-as-a-tool-to-undermine-soviet-union/2014/04/05/2ef3d9c6-b9ee-11e3-9a05-c739f29ccb08_story.html

Пастернак, как известно, связался с итальянским издателем, книгу издали в Италии, "доктора Живаго" прочли вашингтонские, эээ, слависты, и пошло-поехало:

"У этой книги громадная пропагандистская ценность: не только из-за ее основной идеи и поводов к размышлению, которые она дает, но и из-за всех обстоятельств ее публикации: у нас есть возможность заставить советских граждан подумать о том, что не так с их правительством, если превосходный роман из-под пера признанного величайшим из живущих русского писателя, нельзя прочитать в их родной стране, на их родном языке".

Вон Джон Маури, глава Отделения по Изучению Советской России, пишет в служебном докладе 1958 года:
"Гуманистические идеи Пастернака - о том, что каждый имеет право на личную, частную жизнь и заслуживает уважения как человеческая личность вне зависимости от того, насколько он политически лоялен или служит государству - это глобальный вызов советской этике, говорящей о необходимости пожертвовать личностью в пользу коммунистической системы".

И еще из инструкций Маури 1959 года: "Нам кажется, что "Доктор Живаго" - замечательный повод начать разговор с советскими гражданами на тему "коммунизм против свободы творчества". Путешествующие в СССР должны быть готовы обсудить с советскими гражданами литературу, то есть не только общую тему книги - крик о свободе и достоинстве личности - но и затронуть несчастье личности в коммунистическом обществе".

Одобрили. И пошло-поехало.

Тайные издательства, напечатанные наспех скрытые тиражи; полускрытая библиотека в павильоне Ватикана на Брюссельской выставке 1958 года; разорванные на части, спрятанные по карманам - подальше от обыска - книжки; инструкции ЦРУ, побуждавшие иностранцев расспрашивать советских граждан о "Докторе Живаго"; шпиёны ЦРУ, подкидывавшие карманные издания "Доктора Живаго" в открытые окна автобусов с советскими гражданами, ААААА!

Меня больше всего в этой истории, эээ, поразило, что идею "свободы и достоинства личности, уважения к личности"  к нам предполагалось тайно протаскивать контрабандой. АААА!

Даже уже из прошлого новости уже сходят с ума; где доза галоперидолу к вечернему выпуску?
istarni: (nerdanel)
Иногда бывает так, что, только после хорошего обеда понимаешь, как была голодна,  только утешившись, понимаешь, какой тоской терзалась до этого - а до этого особо не замечаешь ни голода, ни горя.
С "Отверженными" вышло похоже - прочитала книжку и только потом поняла, как мне не хватало именно такого взгляда на людей, голоса, дыхания - того, что не очень встречала в романах поближе, посовременнее и, чего уж скрывать, написанных более привычным языком.
про прогресс, веру в Бога и образ автора )
istarni: (nerdanel)
Есть несколько книжек, которые для меня больше чем книжки.
Нашефсе "Властелин колец" - именно книжка-как-роман в первую очередь, а не Арда-как-мир. Нашефсе Пушкин (с "Евгением Онегиным" и "Капитанской дочкой") долг, честь, любовь, взросление, адекватность и отсутствие ее. Длиннейший и чудесатый "Моби Дик" (не удивляйтесь), судьба, Господь, одержимость и милосердие.
И в этот недлинный список добавилась еще одна.
Поняла я это более-менее случайно, когда осознала, что последний месяц как укладываю в голове содержимое одной-единственной книжки, а на вопрос "чем же тебя так зацепило?" могу выдать лишь бессвязные восклицания и обильные девичьи слезы.
Это я прочитала "Отверженных" Гюго.
Да, именно этот длиннейший роман девятнадцатого века, в котором герои умирают от горя, самоубиваются от когнитивного диссонанса, раз за разом совершенно случайно сталкиваются друг с другом на просторах немаленькой Франции, то узнавая, то не узнавая друг друга; роман, в котором после предуведомления автора "нет, мы не будем говорить о битве при Ватерлоо" следует девятнадцать глав, посвященных битве при Ватерлоо; где у женских персонажей… ладно, как автор описывает женских персонажей - это отдельная история.
Тем не менее.
В "Отверженных" есть много чего, но я как-то прочитала в основном про любовь духовный путь человека - христианина - правдиво описанный.
очень, очень, очень много букв про совесть, самоотвержение, любовь и прочие высокие материи... в общем, про Жана Вальжана )
istarni: (nerdanel)
Открою страшную тайну: я очень люблю "Евгения Онегина":) Во всех видах его люблю, от текста до оперы, и вот давеча от Амарин получила прекрасное: http://fryreadsonegin.com

Здесь аудиокнига английского - совершенно блистательного - перевода "Онегина", тот самый случай, когда и перевод, и чтение (хотя уж на что не люблю ни аудиокниги, ни Стивена Фрая) позволяют вдоволь помедитировать над оригиналом и увидеть прежде незамеченное в пушкинском тексте. Всем советую скачать и слушать:)

Тута подумала про отповедь Татьяны в самом конце. По тексту как-то кажется, что это слова дамы за тридцать, уже видевшей все на свете и ничему не удивляющейся больше, очень сильной, страстной и совладавшей с собственными страстями, очень честной - потому что честь и долг давно стали ее натурой.

А тута я внезапно поняла и посчитала, что ей от силы двадцать два года от силы, скорее двадцать один. Она младше меня. В семнадцать влюбилась, в восемнадцать поехала в Москву, два года где-то замужем...

Монолог Татьяны звучит совершенно по-английски - в духе stiff upper lip и *лежи и думай об Англии*;) ее, помимо всего прочего, оскорбляет этот неудержимый поток страстей, который на нее без спросу обрушивает Онегин. Ее "я вас люблю - к чему лукавить?" чуть не между делом сказано, признанием свершившегося факта перед последним "прощай". Ее чувство - не индульгенция для возможных похождений, не повод пожалеть себя, не источник бесконечного потока ОБВМа в духе Онегина, со слезами, бледностью, припаданием к ногам, целованием рук и прочим, о чем он мечтал в своих письмах. Это скорее данность, объективная реальность, с которой нужно как-то обращаться: любовь есть? есть. Она сама, свободной волей принесла другому обеты перед Богом и людьми; значит, невозможно? невозможно. Прощай же, и раз навеки, то навеки прощай.

В фильме-опере 1958 года это хорошо видно: в последних фильма мы видим не Онегина с его позором, тоской и жалким жребием, но Татьяну, закрывшую за ним дверь. Она смаргивает слезы и поднимает глаза, - рождение королевы, я по-другому не могу сказать. И королевой она и останется, и будет блистать в Петербурге, будет поддерживать таланты в своем салоне и, смею поверить, будет не только об Англии думать, но и, распрощавшись с собственным прошлым, полюбит мужа - взаимопонимание между ними уже есть, в конце концов. А потом, так как Петербург далеко не Англия, отправится за ним в Читу... или куда еще в те края.
istarni: (nerdanel)
Прочитала за выходные "У войны не женское лицо" Алексиевич. Ойёёё, насколько все же история сложнее, страшнее, ярче, величественнее и противоречивее того представления о ней, которое в моей голове. И - мне кажется, или это такая книжка, на которой _невозможно_ не разрыдаться?
Я сломалась на истории о девушке Ане, которая вопреки всем законам медицины дослушала письмо из дома - и только потом закрыла глаза...
А самым горьким куском книги было то, как этих девушек встречали после войны. 
istarni: (nerdanel)
*отослала сорок страниц английского текста. осталось еще двадцать. и верстааать!*

Ну, даже и вашей покорной слуге в отрыве от диплома хочется еще какой-нибудь духовной пищи, которую духовную пищу...
В общем, очень хочу порекомендовать друзьям одну книжку, которую прям сейчас пишет онлайн журналист и историк Вадим Нестеров [livejournal.com profile] vad_nes.

Книжка про Большую Игру - с *нашей* стороны; ту самую Большую Игру в Средней Азии девятнадцатого века, про которую Киплинг писал "Кима", на которой служил - и погиб - Грибоедов; не столько про шпионаж и геополитику, сколько про людей, героев былых времен, от которых, как и полагается, имен особо не осталось, а зря. 
Иногда царапает несколько...эээ...журналистский стиль изложения, и я не уверена в глобальных концепциях автора (да и совершенно не разбираюсь в материале), но там не только про геополитику, скорее - про людей - офицеров, дипломатов, ученых, писателей, приключенцев всех мастей; про людей совершенно пронзительно, и мне очень нравится.

Вот вступление:
http://grgame.ru/book/1/#more-108

А вот сайт самого проекта http://grgame.ru

...Исполнение школьной мечты, лелеемой с тех пор, когда я узнала биографию Грибоедова - читать про Грибоедовых, а не Чацких. Лоссе, думаю, тебе может быть интересно - :) 
istarni: (Default)
На работе меня регулярно подкармливают книжжками - так, что я не успеваю их читать:) Вот, скажем, сейчас задумчиво поглощаю вот это: http://www.amazon.com/Cartographies-Time-Timeline-Daniel-Rosenberg/dp/1616890584

Очень интересная штука, не только и столько про дизайн, полиграфию и организацию информации - но про историю и хронологию вообще, а умный автор, говоря о методах представления последней, не забывает упоминать и о разных целях и средствах, которых когда-то требовали от истории. 

Вот возьмем: пятнадцатый век, споры о целях и средствах истории: должна ли она только описывать прошлое? Или делать выводы из исторических событий нужно для предсказания будущего? А это актуальное дело, у нас Апокалипсис на дворе, нужно понять, когда ж первый ангел вострубит, а третий - снимет печать.

…И как они стараются свести все-все известные даты от Сотворения мира до своих дней свести в одно линейное повествование, где в параллельных столбцах таблиц по годам плавно возвышаются и рушатся империи, и царства воюют друг друга, чтобы пасть перед Римской империей, объединившей мир - ровно в срок, чтобы всему миру донести слово Христа, чтобы апостолы шагали по римским дорогам;

…И как в изыскания хронологии подключаются астрономы, и Петр Апиан в 1540 году печатает свою "Астрономию цезарей", где из даты лунного затмения выводит тогда неизвестную точную (почти точную) дату битвы при Гавгамелах, где Александр свалил Дария  - и как они мучаются, не найдя астрономических свидетельств ранней истории от Сотворения до Потопа, или наоборот, расчитывают Сотворение до часа - так, английский архиепископ Джеймс Ушер начинает свою хронологию с точной даты: Сотворение мира началось ночью воскресенья 23 октября 4004 года до Р.Х. 

…И как они сталкиваются с историей Египта и Китая и начинают понимать, что китайские, скажем, хроники начинаются задолго до описанного в Библии сотворения мира (если считать по патриархам) - и первыми тут иезуиты, иезуит Мартино Мартини сует нос в китайскую историю и обнаруживает и доносит до Европы весть, что та началась задолго до потопа; 

…И как те же иезуиты - уже в 17 веке - начинают археологию как науку, когда Франческо Бьянчини копается в местах раскопок вокруг Рима и додумывается до того, что исторические события можно привязывать к найденным _объектам, а не к астрономии - и начинает с того, что интерпретирует греческий рельеф как изображение Потопа:)

И далее, и далее.  

И пометками, пожалуй, безумные и практичные составители генеалогий того же буйного века: скажем, достославный Анниус Витербо, доминиканский теолог и ученый с кашей в голове и желанием богатого покровителя в 1498 году опубликовал 24 хроники Египта, Халдеи и Персии с обильными комментариями - и почти все сфабрикованные; и еще там были генеалогии, из  которых, скажем, выходило, что его витербовы покровители папа римский Александр (который Борджиа) и католические короли Испании возводят свою родословную к Изиде и Осирису.

Странно было б ожидать, чтобы папа римский радовался своей родословной от языческих богов - но можно сказать, что то Борджиа - но это был не единственный случай. 

Вот Максимилиану I Габсбургу Священной римской империи нарисовали в родословной происхождение 1) от короля Хлодвига французского, а от него - от Гектора из Трои; 2) от бога Осириса 3) от "греческих богов Сатурна и Юпитера" горе-хронографы могли б хотя бы уточнить, что это Юпитер - это РИМСКИЙ бог!   4) от Иафета, сына Ноя.

Но самая, пожалуй, поразившая меня книжка - "Нюрбегская хроника" Гартманна Шеделя, выпуска 1493 года: 

Вся история, от Адама до тогдашних времен, разделена на семь эпох, где последняя - конец истории и в конце книги Апокалипсис, текст Откровения и гравюры Христа, грядущего судить этот мир - и между событиями шестнадцатого века и Апокалипсисом три пустых листа, чтобы читатели сами могли заполнить событиями промежуток между сейчас и концом времен; и многие, как говорит копавшийся в архивах автор, заполняли. 

Всерьез задумалась о том, как бы выглядела в наших степях книжжка по всемирной истории от неолита до 2012 года, да с концом истории  - правда, думаю, нам больше оставлять пустых листов.... - и я бы не против идеи; в конце концов, я глубоко не против смысла всего этого, да еще и с хэппи-эндом:)

Все умерли. Все было хорошо. Господь нас рассудит под иным небом и иной земле. Вот он, хэппи-энд, я примерно на этом месте и обратилась в шестнадцать лет....

istarni: (Default)
А вот что я недавно обрела и с большим удовольствием читаю вместо МГУшной программы http://www.amazon.de/Die-deutsche-Hanse-heimliche-Supermacht/dp/3498025198
Большой, толстый талмуд "История Ганзы" - и это прекрасно; все эти ганзейско-королевские / ганзейско-еще-какие-то разборки от Новгорода до Брюгге читаются, как хороший детектив.
Честно, из исторических книжек так меня зацепила только Сергиенко своими книжками про Рим; эта "история Ганзы", конечно, научпоп, но серьезные исторические труды я кроме той Сергиенко (еще когда-то были с удовольствием зачитаны Гуревич и Ле Гофф) ниасиливаю, увы. А тут авторы делает ту же прекрасность, что и Сергиенко: из сохранившихся судебных жалоб, завещаний, чековых книжек и прочих примет труда средневековых капиталистов (+ археология) извлекают истории _людей_.
Чего стоит хотя бы история одного мужика, конкретного такого бизнесмена, извините, это не из той оперы...сурового, в общем, человека, ворочавшего миллионами от Лондона до того же Новгорода, в каждом важном торговом городе сидит по родственнику, с которыми он в основном дела и ведет, любимая жена пишет ему нежные письма: милый, ты в отъезде, я от такого-то из Брюгге получила сукна на столько-то тысяч, от такого-то из Готландии - соленой седьди на столько-то (...еще список из пяти пунктов), так вот, сукно я продала продала такому-то за столько-то, закупила того-то, того-то и того-то, товар должен отправиться к тебе, и т.д. 
А потом он разорился и попал в Брюгге в долговую тюрьму, через три года был выпущен за большой выкуп и умер, не доехав до дома. Но что интересно: он сидел в этом Брюгге до упора, в то время как все благоразумные родственники (...кроме жены, кстати) клали его матом в письмах: уезжай уже, поступи благоразумно, тебя ж посадят, это нам будет какое пятно на репутации! А он сидел в этом Брюгге, и в результате его таки посадили, а дело в чем: уехал бы благоразумно - посадили бы брюжского хозяина того постоялого двора, где тот все время останавливался, т.к. хозяин по закону поручительствовал... Вот и не уехал. 

(С именами и датами было б еще интереснее, но мне лень счас лезть в книжку)
А еще там на картинках есть новгородцы! Притом верхнюю часть (...там, где борода...) средневековые немецкие авторы изобразили правильно, а так, по их мнению, новгородцы щеголяют в тех же обтягивающих штанах (точней, отдельных штанинах), и борода до штанин. 
istarni: (Default)
Какой же Джордж Мартин все-таки лапушка:)))
Фига, что у него в книжках мясо-мясо-мясо, кое-где он все равно лапушка:)

Мартина критики (и читатели) регулярно титулуют "американским Толкином" наш Карузо лучше вашего , притом в том смысле, что тот на порядок лучше Профессора: и мир у него реалистичнее, и герои сложные и жизненные, а не черно-белые, как у Толкина, и психологизм на высоте, и мысли он высказывает глубокие, актуальные и правильные, и, и, и....
И коллеги его, не столь популярные авторы фентези, тоже нет-нет да Толкина и пнут: черно-белый, эпический, старомодный, все герои картонные и прочее в том же духе.
А он, лапушка?:)

"Когда начинается битва у Хелмовой Пяди или на Полях Пелленора у Толкина, или битвы на Черноводной или в Шепчущем Лесу в моих собственных книгах, их исход заренее неизвестен, пока автор не сообщит его..."

"В эпической фэнтези часто пишут о конфликте добра и зла.  Толкин сделал из этого нечто великое и грандиозное, но в руках писателей похуже...скажем так, их опусы я не читаю."

"Когда Толкин начал писать "Властелина Колец", предполагалось, что это будет продолжение "Хоббита". "Повесть выросла по мере повествования", говорил он позднее, когда ВК вырос в трилогию, которую мы знаем. У меня было много случаев цитировать эти слова, когда моя "Песнь Льда и Пламени" распухла из трех книг, которые я изначально продал, до семи..."

http://www.diary.ru/~grrmartin/p171610894.htm?oam#more1
http://www.georgerrmartin.com/news.html

"С самого начала мне хотелось написать что-нибудь огромное и эпическое, с тысячами героев и действием, происходящим в разных уголках мира. Что касается общей композиции книги, в некотором смысле я взял "ВК" за основу. Толкин начинает с маленького уголка, с рождественской вечеринки Бильбо, и там представляются все характеры. Сначала - Фродо и Сэм, потом к ним присоединяются Мерри и Пин, потом Арагорн - в Бри, все остальное братство - в Ривенделле, но они все вместе. Но потом, с определенной точки повествования, они расходятся своими путями: Фродо и Сэм пересекают реку, Мерри и Пин захвачены орками, Арагорн, Гимли и Леголас отправляются в погоню, потом они расходятся еще сильнее - и нам видно все больше и больше мира.
Моя схема очень похожа на эту. Мы начинаем в Винтерфелле, где находятся все герои, кроме Дейнерис - и их дороги начинают расходиться в разные уголки мира, (...) чтобы потом, как в "ВК", все истории вновь переплелись и сошлись бы вместе". 

"Мне был очень близок конец "ВК", скажем так. Говоря о предсказуемости - даже ребенком у меня было ощущение, что кольцо отправится в вулкан: они просто не могли дать Саурону захватить весь мир. Но Толкин удивил меня тем, что Фродо не смог сделать этого. Роль Голлума была совершенно неожиданной, и потом - разорение Шира. Когда я читал это в 13 лет, я не мог понять, зачем писать про разорение Шира. Они выиграли, зачем еще эти страницы? Но я перечитываю "ВК" каждые несколько лет, и мое восхищение финалом только растет. Это то чувство печали и цены победы, дающее повествованию настоящую глубину, и я надеюсь, что в моей развязке будет нечто похожее".

http://www.theatlantic.com/entertainment/archive/2011/07/george-rr-martin-on-sex-fantasy-and-a-dance-with-dragons/241738/

Как его не спросят о собственных книжках, мужик через слово поминает Толкина, и притом очень уважительно - ну не лапушка ли, несмотря на обилие мяса в его книжках?:)
Моей толкинутой душе вообще радостно, когда Профессора поминают с уважением, скажи мне, что ты думаешь об Арде, и я скажу - кто ты!, дааа...
Мне еще кажется - Амарин, это похоже на то, о чем мы говорили: восхищение Профессорским миро-ощущением и миронастроением притом, что в _собственное мировоззрение объект восхищения не укладывается никак; хочется чего-то *как у Толкина*, притом что собственнная картина мира противоположна.
istarni: (Default)
Перечитывала давеча "Алдариона и Эрендис".
...И поняла, что мне весьма и весьма тяжело сие читать - хотя там Нуменор, и еще раз Нуменор, люди, обычаи и пейзажи благой - но уже постепенно меняющейся - страны, и чрезвычайно _жизненные характеры, и обычное для Толкина человеческое - переходящее в вечное - измерение бытия, и несколько крышесносных цитат...тяжело. не могу.

И вспомнила похожие ощущения при чтении (точнее, пере-чтении) совсем другой истории - "Унесенных ветром".

Потому что история о том, как два любящих друг друга человека изощренно, долго и с чувством морально насилуют друг друга и друг об друга же убиваются - не та история, которую весело перечитывать. Потому что после первого прочтения никуда не деться от финала - слишком позднего раскаяния и невыносимой пустоты в конце.

В обеих историях, кстати, героев заносит на гордости, каждый раз столь по-человечески понятной: она оскорбила меня, он причинил мне зло (притом на самом деле -и оскорбила, и причинил) - так что мне теперь, прощать, сносить обиду, еще раз просить и говорить о любви?
Но - один единственный раз поступиться бы, и по-другому бы потекла история.

А еще видно, как А. и Э. запускают и раскручивают маховик, который потом хорошо-о-о отзовется на следующих поколениях: Эрендис своими наставлениями совершенно свернет мозг Анкалимэ, которая запретит жениться даже не дочерям - внучкам, дочерям своего сына, вынудив их тем самым отречься от престола, и о тех сказано - "боялись и не любили Королеву"; младший брат этих девушек, Сурион, становится девятым королем Нуменора, а следующая - Тар-Тельпериэн, Вторая правящая королева, так и не пожелавшая выйти замуж, а после нее правит племянник Минастир, "любивший эльдар и завидовавший им", а его сын Кирьятан вынудит отца отдать Скипетр раньше его воли, а там дальше - Атанамир, и пошло-поехало.
istarni: (Default)
Ой. Внезапно прочитала Мартина, который "Песнь льда и пламени". Внезапно прониклась.

...На самом-то деле, сейчас мне хочется разводить километровые фоннатские разговоры на животрепещущие темы вроде "доживет ли Джейме Ланнистер до конца истории?" или "нарушил ли Джон Сноу клятву Ночному Дозору" (ага, с побуквенным анализом оной клятвы, как будто у меня, в самом деле, тема клятвы в организме не исчерпана).
Но я попытаюсь сказать умное, сформулированное в голове тогда, когда я пыталась разобраться, чем же меня так зацепила эта история. По-умному - взаимодействием содержания и структуры повествования, и проч.

Главы у Мартина названы по именам персонажей, от лица которых ведется повествование. Каждый глядит на мир собственными глазами, делает что-то и наблюдает остальных - и несколько историй сложным образом переплетаются: скажем, разговор, описанный с т.з. одного персонажа, потом вспоминает другой персонаж - и "внутреннего автора" одной главы можно наблюдать со стороны, и т.д.

Т.е. мы получаем, в общем, объективную картину происходящего, собранную из многих очень, очень, очень субъективных взглядов на этот самый мир. (Притом индивидуализация и проработанность их разных взглядов на мир совершенно потрясающая - не только на уровне, скажем, диалогов и действий, но часто - за счет  *внутреннего ритма* повествования и проч.) Из этого вылезают такие интересные вещи, как чрезвычайно разная  - в характере каждого -  оценка одних и тех же событий. Скажем, лично я слегка рыдаль на казни Неда Старка, и когда позже в тексте видишь, как девочка-королева Дейенерис, наследница свергнутой династии, желающая вернуться в родной Вестерос с огнем и мечом, комментирует в духе "это был пес узурпатора, что о нем жалеть!" - сначала хочется прибить Дейенерис. И только со второго прочтения доходит, что таки да, это мы знаем, что за золото человек был Нед,  

Но структура повествования особенно сочетается с рассказываемой историей. А немалую часть этой истории занимает война - хоррошая такая, полнокровная (во всех смыслах) гражданская война в феодальных декорациях, с количеством фронтов больше одного. И персонажи (многие - (изначально) хорошие люди, периодически совершающие страшные вещи) -  регулярно оказываются по разные стороны фронтов. И когда читаешь, скажем, как хороший человек Давос ведет флот вверх по реке Черноводной, чтобы взять город, который изо всех сил пытается защитить хороший человек Тирион...Гм. Возникает когнитивный диссонанс и разрыв шаблона.
...И подумала я вот о чем. Ведь это, в общем, простой и лежащий на поверхности способ - показать войну с двух сторон фронта, от лица двух людей по разные стороны этой войны...при должном жаре и мастерстве позволяющий рассказать очень сильную историю _людей. Почему я его раньше не встречала в *серьезной*, реалистической литературе, описывающей конфликты реальной истории? Читала не те книжки?
Да, подходит, мягко говоря, не для всех войн.  Для гражданских  - в самый раз... Притом, имхо, из серии *не только можно, но и нужно*  - посмотреть на разделенных войной _людей, на глазами всевидящего автора, говорящего с высоты "у каждого своя правда" - а _их глазами, в коих глазах - ограниченные куски этих самых правд, могущие потом сложиться в одну картину - с целью даже не "понять, простить, примирить" - но хотя бы понять и уложить уже красных и белых в одной голове.

...Вот какими мыслями ваша покорная слуга страдает, прочитав сию фентезю. 
istarni: (Default)

Читаю сегодня, значицца, учебник - я их в последнюю неделю только что во сне не читаю, какое-то дикое расписание сессии, ну да ладно, читаю учебник, в предмете даже есть смысл, но проблема в том, что учебник устарел лет на 10 - а когда пишешь об Интернете, 10 лет - это очень много. невнимательно, короче, читаю я учебник.
А по телевизору, значицца, "Крестного отца" показывают, уже ближе к концу. И я включаю случайненько. И досматриваю.
Каждый раз страшно смотреть. Это ведь такая...такая типичная история назгула. Назгулеет на глазах когда-то еще не дон Майкл Корлеоне. В трех частях, с прологом и эпилогом. А история-то - про изначально неплохого человека, любящего своего отца, но однажды (и потом еще и еще, раз за разом) он не находит для себя другого выхода, кроме как взять колечко.
И берет. И расплачивается за это, как полагается.

И еще я подумала...
В отличие от трагических героев нашей классики, которые (как у меня сложилось впечатление после знакомства с оной) почти все лишние люди, американский трагический герой - о! - не лишний, скорей наоборот, только от этого не легче.  Американский трагический герой всего достиг, абсолютно всего - и так же абсолютно и страшно проиграл. Изнанка американской мечты, трудом и усердием, умом и смелостью добиться _всего - и так упасть, как только с очень большой высоты падают, точней - оказаться в такой черной, назгульской пустоте, которая хуже смерти.
Мартин Иден, скажем. Или великий Гэтсби. Или несравненная Скарлетт О Хара. Или гражданин Кейн. Или герой войны Майкл Корлеоне.

Впрочем, когда доходит до трагедии (а до нее доходит), то национальность уже имеет мало значения, а кто считает всех американцев поголовно тупыми-бездуховными...ладно, это уже не в тему, а ях люблю. В том числе за трагических героев.

К сессии (и не только к ней) прочитала такую кучу книжек, что хочется про все и вся писать. Вместо этого пошла дописывать работу по русскому:)


istarni: (Default)
 Читаю "Записки о Галльской войне". Одной фоннаткой Цезаря стало больше на этом свете. 

Read more... )
istarni: (Default)

Благодаря [livejournal.com profile] nik_ignatchenko  обрела Шиппевскую "Дорогу в Средиземье"  (в кою уже успела заглянуть у Кири) и теперь вдумчиво сей труд изучаю. Нда..."литературоведение - наука о том, чего не знал и  НЕ ХОТЕЛ сказать автор" ((с), не помню кто)
Из отловленных прекрасностей:
"Итак, как нам удалось выяснить, исход души из мира - основная тема хоббитской поэзии" (Долго выяснял, небось!)
"Толкин любил вводить в свое повествование персонажей - "филологов" (...) в "ВК" к ним относятся гондорский целитель  и Голлум в бытность Смеагорлом" (Горлум-филолог? мерсские критиксссы!)
Ну и Кольцо как образ наркотической зависимости, конечно.

UPD. "Толкин небывало обогатил восприятие (языковое) своей аудитории, расширил круг ее симпатий (пробудив в ней интерес к дисциплине, к героике, к самопожертвованию,  К ПРОБЛЕМЕ НАРКОТИКОВ...)"  (Вот, вот  в чем его истинная заслуга, понятно, ПОЧЕМУ американские хиппи курили траву...)

Profile

istarni: (Default)
istarni

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios