istarni: (nerdanel)
...А вот еще внезапного! хорового пения. Французский парламент после минуты молчания в память о парижских терактах запевает "Марсельезу".





Уж не знаю, насколько спонтанно - видно, что они хорошо умеют и любят петь "Марсельезу" и явно не в первый раз ее вместе поют. Но запевает несколько голосов, остальные оглядываются и вступают в хор...
И еще - по-моему, "Марсельеза" лучше всего поется примерно так, без музыки, простой мелодией, мрачноватым, кровавым, решительным маршем, интересно, прямо скажем, звучащем в двадцать первом веке -

К оружью, гражданин!
Сомкнём наши ряды,
Вперёд, вперёд!
И нивы наши и сады,
Вмиг кровь нечистая зальёт!
istarni: (nerdanel)
Среди немецких левых, революционных, антифашистских, рабочих и т.д. песен (их великое множество) выделяется одна, сочиненная не певцами-композиторами (ну, как обычно сочиняются песни), а, эээ, непосредственными участниками событиями. На, эээ…непосредственно на месте событий. Песня концентрационного лагеря, die Moorsoldaten, "Солдаты болот". Впервые исполнена в августе 1933 года, в концлагере Бёргермоор (Бёргерские болота), на вечере самодеятельности, названном Концентра-Цирк.

Долгий, долгий, медленный, лишенной всякой надежды марш, где речь идет о том, "как солдаты болот" - заключенные лагеря - идут со своими лопатами осушать болото, солнце палит, из лагеря не сбежать, но все же нельзя жаловаться, ведь когда-нибудь закончится эта каторга, мы отшвырнем эти чертовы лопаты и вернемся на родину.
В тридцать третьем году ужасы - если сравнивать с дальнейшим - только начинались, в лагеря (как в место действия, лагерь ) - попадали в основном политические противники рейха, то есть коммунисты и социалисты, лагерь был пока не лагерем смерти, а…эээ…старой доброй каторгой, даже самодеятельность была еще разрешена, хоть и с запретом на известные политические песни. Наоборот, начальство даже требовало сочинения и исполнения собственной "песни концентрационного лагеря" - что-то вроде корпоративного гимна.  Ну что же, они сочинили свою собственную. Слова - шахтер Йоханн Эссер и актер Вольфганг Лангхофф, музыка - торговец Руди Гогель, пели бывшие члены рабочего хора.
Бывший торговый служащий Руди Гогель, автор музыки, вспоминает:
"Мы пели, и уже со второй строфы нам начали подпевать - почти тысяча человек заключенных.
От строфы к строфе припев усилился, и последний куплет пели и эсэсовцы со своими комендантами, сидящие в зале - вместе с нами, видимо потому, что они тоже ощутили себя "солдатами болот"…


Read more... )
istarni: (nerdanel)
Наткнулась тут неожиданно на песенку. Иосиф Кобзон поет про тридцатые и прочие годы СССР, и совсем не про то, что там вольно дышит человек. Спел он эту песню один-единственный раз в 1991 году ("попросили спеть"), сразу очухался горком партии ("попросили больше не петь"), и на этом песня закончилась, потому что певца эта часть нашей истории не очень интересовала.



Тут можно много чего сказать. Скажем, что в вопросах статистики и количества репрессированных Солженицину верить не всегда возможно, а обобщения этой песни ("пол-страны уже сидит, пол-страны - готовится") вовсе никуда не годятся. Можно сказать про личность певца и некоторую схожесть его политических взглядов с флюгером, можно - про личность певца и ужасное время девяностых, когда с эстрады, из зала-с-колоннами пели ЭТО про позор страны и истории; можно...
Меня лично зацепил припев, не та часть, где рассказывается, что делали пол-страны, а "это было, было, было..."

Мне кажется, что это чрезвычайно важное для нашей истории сообщение. Что все - и страшное, и великое, и преступники, и святые - все были, все было, что история неудобна и не укладывается ни в какую легкую концепцию - ни "великой Руси", ни "России, которую мы потеряли", ни "тюрьмы народов", ни "поганого совка", нет - все было, и нужно бы признать существование своего прошлого во всех его разнообразных проявлениях и жить дальше.
Послушайте. Очень нужная песенка.
istarni: (nerdanel)
Про…новейшую историю 2014 года получается писать только как-то бочком, непрямо, там про слова, статьи, комментарии в интернете, песенки, все такое. Про реально происходившую жизнь, а больше смерть - что я о ней знаю.

Ну что же, будем про песенки, хотя песен-этого-времени не очень много. Известные наши музыканты делали множество (контрапродуктивных) жестов, ездили, выступали, давали интервью, но не особо пели, а если пели, то больше с целью кого-нибудь в чем-нибудь обвинить.

Еще была внезапная песенка Канцлера Ги про Крым, который уплыл назад - записанная, кажется, в апреле, еще до войны (страшно звучит, непривычно - еще до войны, но правда же), песенка смешная, но сейчас ее слушать как-то совсем не смешно. Было определенное количество Пафосных Песен (однажды нас надолго разлучили, и украинским стал великий Крым); один астраханский депутат сам спел песню про возвращение Крыма (Крыыым! Чайки закруууужат в алой заре русской весныыы!); было, подозреваю, еще какое-то количество прошедших мимо меня Официозных Пафосных Песен.

Но тут я внезапно услышала две песни про…ээээ…новейшую историю. Услышала из предельно неожиданного и до сих пор совершенно неизвестного мне угла - не русского рока, от которого нам остались песни про время 80х и 90х, а русского рэпа. Омская группа "25/17", альбом "Русский подорожник", сентябрь 2014 года.

Повторяю: песенки не про политику, а про время. Стихи, к сожалению, точные, получается, к сожалению, страшненько, но в самый раз припомнить известную цитату Николай Васильича про рожу и зеркало.

"Рахунок" - про киевскую зиму 2013-2014 года


"Последний из нас" - про, эээ, время и историю. Трагично и пафосно, но "будем резать друг друга за всеобщее счастье" - к сожалению, точно.
istarni: (nerdanel)
В последнее время я как-то очень много видела Вены ночью и не видела ее днем.
От моего нового места обитания в центр - почти до работы - ходит прямой трамвай; с работы я выхожу поздно, и пока ждешь трамвая - можно пройти дальше, от главной биржи, скажем, к ратуше и дальше по бульварному кольцу, до следующей остановки, и еще до следующей, пока трамвай наконец не догонит. В Вене очень пафосное бульварное кольцо, все главные здания города (кроме Стефанова собора) нанизаны на него, по кольцу возят туристов ну и - вот я хожу.
Моя любимая церковь Марии-у-Городка подсвечена так, что кажется - узорный готический шпиль светится изнутри, ратуша похожа на сказочный замок с привкусом Диснея, национальный театр и парламент белеют в ночи как тортики, только театр - пышный, с глазурью и розочками, а парламент - больше бисквит. Подъезжает трамвай, уже из окон можно увидеть оперу, еще пару площадей поменьше, памятник русском солдату-освободителю Европы, начало парка Бельведер, потом идут и продолжаются скучные кварталы, дальше и дальше от центра. Выхожу, на перекрестке моя пролетарская крепость, над дорогой возвышается телебашня, подсвеченная еще и зеленым - как будто четыре зелененьких кругленьких летающих тарелки хотят сесть друг на друга на одно и то же место космопорта.
Темный город, с желтыми и белыми пятнами подсветки, блестящей от дождя мостовой, сыростью и запахом мокрых листьев. У меня еще и не осталось для этой погоды ни одной пары обуви без каблуков. Я, собственно, их ношу редко, поэтому вся обувь без каблуков уже закончилась от употребления, а каблуки вот остались. Странно на них прыгать под дождем.

Это все очень красиво, мне на фоне очень грустно. Работа допоздна, прекрасные и любимые мои люди уходят в свои жизни, в свои дела, а я ни дружбы, ни любви удержать не могу - сама, полагаю, виновата, не пишу, не отвечаю, забываю - устала. Но. Но.
Вот есть веселая песенка, почти антидепрессант, "Мы едем-едем-едем в далекие края". Ну, почти. Из оперы Россини "Путешествие в Реймс", спасибо [livejournal.com profile] arashi_opera. Там даже есть моя оперная любовь, и даже не в виде аццкого Скарпия.


istarni: (nerdanel)
С помощью камеры на мобильнике можно заглянуть…практически куда угодно. Вот, скажем – люди, имеющие дело с жизнью и смертью, осмысляют для себя жизнь, смерть и судьбу древнейшим из возможных способов - в песне.


Украинские солдаты на горе Карачун под Славянске поют про мушкетеров:



А в Славянске, под горой Карачун, поют про встречу жизни и смерти:





Что эти две песенки делают у меня в ЖЖ.

Read more... )
istarni: (nerdanel)
Многадумала про общее дело и народный порыв, и, главное, что одному-то человеку делать с общим порывом вокруг себя. Ничего не надумала, Америки не открою. Я лучше про кино, точнее, про две сцены хорового пения и общего порыва.

Read more... )
istarni: (nerdanel)
Пишу-пишу про песенки, а самую любимую, кажется, так и не постила. Исполнение не самое классическое, но, мне кажется, интонация довольно верна…по крайней мере, для данной версии текста. Парадокс любой долгоживущей песни: каждое поколение переиначивает ее под свое время, под свою войну. "Любо, братцы, любо" версии восемнадцатого века начиналась примерно так:

Как на дикий берег, да на Чёрный Ерик,

Выгнали татары сорок тысяч лошадей…

Это 1774 год (говорит википедия), когда два полка донских казаков двое суток держали оборону против десяти тысяч ногайцев и крымских татар - и дождались подмоги ("с нашим атаманом не приходится тужить!"), и выиграли сражение. "Порубаны и постреляны" оказались татары, казаки потеряли убитыми 82 человека и треть лошадей.
"А жена поплачет, выйдет за другого, за мово товарища, забудет про меня!" - и, ровно как по песне, тогда-еще-не-атаман Матвей Платов, командир одного из полков, возьмет в жены вдову своего погибшего в стычке товарища П.С.Кирсанова.

Потом проходит больше ста лет, в песне - другая война и другая река:

Как на грозный Терек выгнали казаки,

Выгнали казаки сорок тысяч лошадей

И покрылось поле, и покрылся берег

Сотнями порубленных, пострелянных людей.

Это, видимо (опять говорит википедия) - 1920 год, на берегу реки Маныч (не на Тереке) столкнулись сорок тысяч верховых, белая казачья конница генерала Павлова и Первая конармия Буденного; белые проиграли, потом - отступление по январской степи, беспорядочное отплытие в Крым из Новороссийска, поражение, конец - "c нашим атаманом любо голову сложить".



Меня всегда как-то цепляло, что казачьи или авторские-стилизации-пошедшие-в-народ-как-казачьи-песни, которые более или менее поются _сейчас_ ("Любо, братцы, любо", "Ой, то не вечер", "Черный ворон", "Когда мы были на войне", "Не для меня придет весна" и проч.) - о взаимоотношениях лирического героя со смертью. Любовь длится недолго, любовь забывает, любовь забывается - остаются воля, война и смерть. Вот он, Бусидо придонских степей, Путь Воина, готового к смерти
Вроде понятно - военное сословие; понятно, что много будет петь о войне; но свадебные и застольные песни того же сословия как-то совсем канули в лету (впрочем, категория "про любовь" сама по себе часто ужасна: я не буду даже начинать о категории песен "казак влюбился в красну девицу, а потом ее убил").
Впрочем, можно начать с вопроса самой себе; почему-то ваша покорная в минуту жизни трудную вспоминает именно "Любо, братцы, Любо", а вовсе не весенне-любовную, безоблачную "шел казак на побывку домой". С чего бы. 
istarni: (nerdanel)
А вот еще песенка. Ах, пойдут дела на лад - Ça ira - песня французской революции, до Марсельезы бывшая ее гимном; веселая, как и полагается французскому идеалу героизма, и аццкая - а что поделаешь.
Таковы песни революции: музыка из одного политического лагеря, слова из другого, припев меняется на обе стороны, ахх, гремит барабан, вставай, проклятьем заклейменный - ах, пойдут дела на лад!



Музыка песенки -в исходнике популярный контрданс le Carillon national, который Мария-Антуанетта, говорят, неоднократно наигрывала на своем клавесине; слова песенки сочинил некий Ладре, бывший солдат и уличный певец. И изначально - в 1790 году, на празднике в честь годовщины взятия Бастилии - это были очень хорошие слова.

"ах, пойдут дела на лад: повторяют все вокруг; ах, пойдут дела на лад - мы победим, несмотря на сопротивление мятежников; наши враги будут посрамлены и онемеют, и мы споем Аллилуйя!
Ах, пойдут дела на лад - по слова Евангелия напишут законы, высокомерных низвергнут, а смиренные возвысятся, истинный катехизис будет учить нас, фанатикам закроют дорогу; каждый француз научится жить в ладу с законом.
Ах, пойдут дела на лад! Пьер и Марго, пойте, порадуемся, придут славный времена! Французский народ молчал - а сейчас знать говорит "я грешен", церковь осуждает свое богатство - правосудие отдаст его государству. Слава осторожному Лафайету - все успокоится".
Ах, пойдут дела на лад - при факелах августовского собрания; ах, пойдут дела на лад - кто вооружен, то всегда сможет защитить себя. Мы сможем отличить добро от зла, и гражданин поддержит Благо.
Ах, пойдут дела на лад! А если аристократы возразят, мы рассмеемся им в лицо, нимало о том не заботясь - мы всегда будем сильнее. Большие и малые - у всех душа воина, во время войны никто не предаст, французы будут бороться от всего сердца!
Каждый, кто увидит темное дело - пусть смело скажет, и Лафайет говорит: кто хочет, пойдет со мной! Не боясь огня и пламени - французы всегда победят!

А потом революция грядет дальше - и меняется припев:
"ах, пойдут дела на лад, на фонари аристократов, ах, пойдут дела на лад - перевешать всех пора, если не повесим, то растопчем их, если не растопчем - то сожжем, ах, хорошо пойдут дела!" (перевод мой с английского перевода из Википедии; французского, увы, не знаю)

И барабаны, и припев веселый, и жизнь - как ей и полагается - кипит.
istarni: (nerdanel)
Долго очень хотела написать пост про "Трехгрошовую оперу" Брехта, которую люблю.
На первый взгляд все просто - "Трехгрошовая опера" - она (особенно на этот первый взгляд) такая…злобная и веселенькая. Очень злобная и очень веселенькая. Прекрасно подходит для рабочих будней, когда все опаздывают, все на нервах, а Бедному Дизайнеру (мне) спасать очередной выпуск - и в наушниках, скажем, вертится "первый трехгрошовый финал", в котором Король Нищих и его семейство на три голоса поют о том, что хорошо бы быть добрыми и милосердными, но мир - дерьмо и люди - гады, и потому добрыми быть не выйдет. И все это бодро и зажигательно, и но, наверно, недостаточно для любви - а я "Трехгрошовую оперу" именно люблю.


Как-то в одном разговоре о театре моя подруга сказала, что не любит, не может смотреть Брехта: слишком злой и только, не видно человека. Понятно, что здесь все зависит от постановки (отрывки из наших спектаклей неизменно удручают), но есть постановки "Трехгрошовой оперы", в которых человека вполне видно. Оригинальная запись тридцатых еще годов, старый фильм тридцатых годов, с Макхитом-буржуа в идеально сидящем фраке, с почти-невинной-невестой Полли (Карола Неер - потом она сгинет у нас, в СССР); странный американский фильм восьмидесятых годов; и моя любимая запись - бродвейская постановка семидесятых, от нее только звук и остался - правда, и звука достаточно. (все это находится на ютубе).


Человека-то видно; правда, человек таков, что страшно становится. Но что ж поделаешь.



На фоне развеселого цинизма, оголтелого злого хора даже не революции, а бессмысленного и беспощадного - голодного - бунта, жажды хлеба и поквитаться, поквитаться - а потом, может быть - хлеба, общего настроя "всехубить" - внезапно слышишь… нет, не глас добродетели, добродетельных персонажей в пьесе ни одного нет.

Скорее голос человеческого сердца, кричащий о скорби, смерти, любви, разлуке, расплате - и пусть за этим последует циничная отповедь или очередное предательство, в какое-то мгновение чувство было подлинным, насколько это возможно в лондонско-берлинском криминальном мире, пусть и искаженным до предела. И вроде такая мелочь и невеликая заслуга, но именно на фоне развеселой, остроумной и злой бравады, развенчания всего и вся очень сильно, очень страшно - до дрожи - звучит человеческий голос.



Read more... )
istarni: (nerdanel)
Когда мне хочется плакать... так вот, когда мне хочется плакать и лить слезу (или я даже начинаю ЭТО делать), на помощь всегда приходит одно лекарство. Вот эта песня. Простой детский стих, гимн сказке и надежде, автор - Ян Струтер, а точнее - писательница Джойс Анструтер.

When a knight won his spurs, in the stories of old,
He was gentle and brave, he was gallant and bold
With a shield on his arm and a lance in his hand,
For God and for valour he rode through the land.

No charger have I, and no sword by my side,
Yet still to adventure and battle I ride,
Though back into storyland giants have fled,
And the knights are no more and the dragons are dead.

Let faith be my shield and let joy be my steed
'Gainst the dragons of anger, the ogres of greed;
And let me set free with the sword of my youth,
From the castle of darkness, the power of the truth.

Главное - пропеть это вслух; но можно и тихо-тихо-тихо, так, чтобы даже соседки по туалетным кабинкам не услышали ничего:) И все проходит.
А ежли печаль-тоска глубока и необорима - то дальше у меня идут "Любо, братцы, любо" и "Апостол Андрей". И вторая канцона Гумилева, которая "Храм Твой, Господи, в небесах".
И все проходит. 
istarni: (nerdanel)


Слушаем прекрасное и залихватское исполнение песенки про славный месяц май; песенку сочинил в 13 веке рыцарь-поэт Нейдхарт фон Ройенталь, один из самых известных поэтов-миннезингеров своего времени. Имечко, видимо, наполовину придуманное, дословно "Злое сердце из долины скорби"; тоже мне, Демон-Скиталец и прочая высокая романтика!
Под катом текст песенки на современном немецком.

Read more... )

Вкратце смысл песенки в том, как прекрасен месяц май, как цветут цветочки и стремятся к солнцу (1 куплет); но герой не может писать стихи о любви и свете, потому как глубоко скорбит и сия скорбь гложет ему сердце (2 куплет) - потому что один идиот грозит ему смертью и преследует людей ни за что, и за голову героя уже назначена плата (3 куплет), но эти злые люди драться не умеют и в настоящей драке герой им надает (4 куплет).
istarni: (nerdanel)
Разница между *нравится* и *цепляет* - зацепила меня одна немецкая песенка, вот эта - "Песня пиратки Дженни" из "Трехгрошовой оперы" Брехта, хотя и песенка эта совершенно макабрическая и не несет ничего особо доброго и светлого. Но, имхо, один из многих голосов эпохи, бурных двадцатых (Брехт написал "Оперу" в 1928) - война закончилась, империя закончилась, красная Бавария - тоже, до социальной справедливости как до луны, двадцатые золотые и очень бурные, инфляция, Великая Депрессия, политики все говорят и все без толку, непонятно вообще ничего, хочется -

В песенке Брехта Девочке-подавальщице из дряного отеля, юной, бедной, безвластной девушке хочется - в соответствии с заветами общества - своей небольшой власти и большой мести бывшим господам. И светлого будущего, конечно - после мести и большой крови; контраст между голосом певицы (поет Лотте Ленья) и, собственно говоря, текстом песенки вымораживает особо.


русский текст )
Можно подумать, что могло бы случиться с девочкой-подавальщицей в тридцатые годы, когда в Германии легко было получить и обещание светлого будущего, и прямо сейчас - свою маленькую месть и маленькую власть, и "пусть все умрут!" тоже пришлось бы к месту; интересно, но как-то совсем не тянет.
istarni: (nerdanel)
... А вот еще две народно-любимые песенки, украинская (точней, казацкая) и немецкая, кои я очень советую прослушать, лучше - одну за другой. И там, и там воин прощается с девой; воины разные, девы тоже, отношения между ними тоже явно разные:) а звучит все равно ведь похоже - откуда бы?





А дело в чем. Да, это немецкие народные вариации на тему казацкой песни. Исходный текст на еще более старинную мелодию сочинил в конце 18 века Семен Климовский, песенка очень быстро полюбилась казакам и оказалась в Европах - правильно, во время наполеоновских войн, когда в районе Австерлица и смежных воевали и приключались в составе русской армии и казацкие отряды.
Немцам песня тоже понравилась:) В 1808 году поэточень романтик Кристоф Тидге сочинил "достаточно вольный", как выражается Википедия, перевод исходника - "Казак и его девушка". Получился печальный диалог казака Олиса Алесь, что ли, имелся в виду? и девицы Минки, и пошло-поехало. Вариации на темы "прекрасной Минки" писали Бетховен и еще штук пять не так известных песенников, и вошла она в культуру настолько, что "прекрасная Минка" стала крылатым выражением:)
Под катом два текста - украинский и мой нехудожественный перевод с немецкого, также советую заглянуть.

Read more... )

istarni: (Default)
Я, как можно заметить по ЖЖ, люблю разнообразные хоровые песенки. Но есть такие песенки, которые всем прекрасны, только если не вслушиваться в текст, а то вслушаешься - в ужас придешь. Я, скажем, очень любила бы дивную немецкую песенку "Черный Гейеров отряд" (...а по смыслу, наверно, "Гейерова банда") - творчество 1920х годов на тему приключений крестьянского отряда Флориана Гайера в Реформацию; песенка настолько бодрая, что ее пели и левые, и будущие нацисты, и кто только не пел, и я их понимаю - тоже бы пела.

...Но когда песенка добирается до припева "Эй, вей, скорей поджигай монастырь!", как-то становится повышенно неуютно ее подпевать.


Ну так вот. А есть еще песенки с аццким текстом немного в другом смысле: в смысле заложенной в текст системы ценностей, от которой опять же становится жутко, и тут опять страдают русские песни, потому как их я хотя бы понимаю.
Скажем, классичнейшая "Солдатушки, бравы ребятушки", бодрая чрезвычайно, но текст...


Кто же ваши жены?
Наши жены — пушки заряжены,
Вот кто наши жены!

Солдатушки, бравы ребятушки,
Кто же ваши детки?
Наши детки — пули в врагов метки,
Вот кто наши детки!"


И это не кошмар доктора Фрейда, а суровая реальность пожизненной службы; какая еще, в самом деле, жена?



Советую послушать, кстати. В клипе еще исполнение подходящее.
С присвистом.
istarni: (Default)
Давно хотела написать - с тех пор, как весной Бран выложил одну песенку про ландскнехтов, а я ее заслушала, и полезла на ютуб еще слушать песенки про этих бравых солдат - и нашла, как водится, хорошее и разное.
Далее следуют три песенки (везде с субтитрами и с моим переводом на русский), две из которых я очень люблю, а третью - не люблю совсем.
Одна - старинная песня ландскнехтов 16 века, другая - расширенная (...и сильно приглаженная и причесанная) версия 19 века на оригинал 16 века, а третья - 1937 года, нацистская вполне, так сказать, для воспитания юношества. Звучит, подозреваю, все примерно одинаково - немецкий, марш и барабан, картинки тоже похожие - субтитры и марширующие армии былых времен; но по тексту, имхо, времена и дух эпохи различимы вполне.

Слушаем?

Возлюбленная наша дева (Мария) прохладного источника, подай нам, бедным ландскнехтам, теплого солнышка! Не дай нам замерзнуть, а то мы приходим в трактир с полными кошельками, а выходим - с пустыми.
Припев: Барабаны, барабаны, тревога, тревога, тревога! Ландскнехты, вперед!
Барабанщик отбивает марш, веют шелковые знамена: теперь нам на удачу и милость божию пора прогуляться на поле битвы.
Хлеб вызревает на полях, в ручьях кусается щука, жарко веет ветер денежек от города Берген-на-Зоме.
Мы глотаем пыль на марше, кошельки у нас пустые, а кайзер проглатывает всю Фландрию, всех ему благ на веки вечные.
Он думает, лакомясь странами, как он завоюет весь мир - а у меня дома ждет любимая, она будет плакать, если я умру.

Read more... )

istarni: (Default)



Ютуб мне посоветовал еще и вот эту песенку того же автора и исполнителя, Франка Реннике, про верных жен города Вайнсберга, и этой песне я обрадовалась еще сильнее. Вообще песня про жен Вайнсберга - это любовь, я очень люблю эту то ли легенду, то ли быль о том, как войско короля Конрада осаждало богатый замок Вайнсберг, Винную Гору, и после долгой осады измученные защитники собрались сдаться и открыть ворота и получили жизнеутверждающий ответ короля: вы слишком много крови попортили моим войскам, поэтому сами откроете ворота или нет - перережут вас в любом случае, и женщинам было дано право уйти из города до разграбления, уйти и взять с собой самое дорогое, что можно унести своими силами; и когда открылись ворота, жены Вайнсберга вышли, унося с собой не золото-серебро, а мужей на своих плечах, самое дорогое - и король был поражен их верностью и силой духа и отпустил всех



А тут еще песенка. Нет, серьезно, послушайте.

Я в полном восторге пошла дальше искать по ютубу песенок того же автора - и нашла; полезла искать информацию о нем - и, что характерно, нашла.

Read more... )
istarni: (Default)


А вот еще песня, други моя, прямо в сердце. Прощание уходящих на Косово поле, для меня - одна из самых красивых и возвышенных патриотических песен, которые я вообще когда-либо слышала.

текст )

И сербский язык, ах, насколько прекрасный и трушный язык: "с богом" вместо "прощай", "край живота" вместо "смерти", звательный падеж, которого мне часто не хватает - збогом ружо, збогом рузмарине, "прощай, роза, прощай, розмарин, прощайте, лета, осени и весны..."

istarni: (Default)
...А потом, видимо, здесь появятся перепощенные няшные котятки. ЖЖ продолжает деградировать, интересно, йа тоже?



Еще одна песенка, очень красивая, "Песня контрабандистов" на стихи Киплинга. ... Глазки в стенку, крошка, а не джентельментам вслед!

Ващще очень хорошо я начинаю пост. Пошла пытаться читать Канон, интересно что из этого выйдет в два часа ночи.

istarni: (Default)
Про итоги года. Пока - хотя бы музыкальные, остальные не факт, что будут. Вот эти три песни - постоянной темой:










Английские моряки прощаются с испанскими красотками и отправляются домой - на войну, наши прощаются с морем и отправляются туда же, зимой в Буэнос-Айресе танцуют танго. Странный набор, но все - о прощании, окончательном и необратимом, чистейшем и высочайшем прощании - "мы уходим", "мир изменился" и - не помню откуда - "чья красота могла бы сравнится лишь с печалью". Т.е., может быть, Пиаццола и не это хотел сыграть, но услышалось именно это.

Profile

istarni: (Default)
istarni

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios